Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Погода

Феминизм внедрил Рокфеллер, для сбора налога с работающих женщин и увода женщин из семей

Аарон Руссо

Самое важное-это

 з д о р о в ь е !



Оберег семьи, материнства и детства!



Восстановление справедливости 


   Новости   партнеров

Яндекс.Метрика

Самое главное- счастливые семьи, с детьми!

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить




Донецкая и Луганская республики взяли под контроль границу с Россией

В четверг, 5 июня, Киев потерял контроль над 130 километрами границы с Россией и официально заявил о закрытии восьми пропускных пунктов.

Пограничников выбили ополченцы Донецкой и Луганской народных республик – бои шли весь день и завершились только к ночи. При этом председатель государственной пограничной службы Украины Игорь Литвин заявил, что атакуют погранзаставы с двух сторон.

«Наш личный состав ведет жестокий бой с террористами, которые атакуют пограничников с двух сторон: одна вооруженная банда напала со стороны российского пункта пропуска «Куйбышево», другая – с территории Украины», – оправдывал военные неудачи Литвин.

Воюют ополченцы грамотно. В результате слаженных атак украинские военные вынуждены были покинуть погранпосты «Станично-Луганское», «Краснодон», «Бирюково», «Свердловск» и «Дьяково». Позже они оставили также пункты «Червоннопартизанск», «Должанский» и «Красная Могила».

Можно предположить, что «окно» в границе может оказать существенное влияние на ход «антитеррористической операции». Да, Россия официально в украинские дела не вмешивается. Но российские добровольцы, желающие помочь Юго-Востоку, и украинские беженцы из городов, которые громит украинская боевая авиация, «окном», надо думать, воспользуются. Кроме того, брешь в границе пригодится на крайний случай.

С одной стороны, Россия последовательно делает шаги по деэскалации в отношениях с Украиной. В четверг стало известно, что посол Михаил Зурабов вернется в Киев и примет участие в инаугурации президента Петра Порошенко. Россия активно действует и на дипломатическом фронте. Глава МИД РФ Сергей Лавров в тот же четверг встретился в Париже с госсекретаремСША Джоном Керри, чтобы «призвать зарубежных спонсоров киевских властей использовать свое влияние и обеспечить немедленное прекращение войсковой операции на Юго-Востоке Украины», ибо только «после этого станет реальным поиск путей налаживания переговорного процесса о выходе из кризиса». Эту позицию Лавров озвучил за день до вылета в Париж.

Однако Запад, судя по всему, влиять на киевские власти не собирается, а намерен всерьез давить на Россию. Американский президент Барак Обама по итогам саммита G7 объявил, что США и ЕС «приступят к обсуждению экономических санкций в отношении РФ через несколько недель», если не будет стабилизации на Украине. Этот же тезис продублировал и глава Европейского совета Херман Ван Ромпей – объявил, что Евросоюз готов ввести экономические санкции в отношении РФ и что соответствующее решение будет принято на саммите ЕС 26-27 июня.

В этой ситуации «окно» в границе может стать козырем Москвы. Если Запад решится на экономические санкции, глядишь, и в Донбассе появятся очень вежливые люди в военной форме.

Что на деле означает появление 130-километровой бреши в украинской границе?

 

– «Окно» в российско-украинской границе имеет серьезное значение для Кремля, – уверендиректор Центра разработок глобальной политики Сергей Городников. – Если Киев теряет контроль над участком границы, этот участок становится потенциальным источником хаоса и различных угроз для сопредельных территорий – в частности, для России. Кремлю придется эту проблему решать.

Здесь возможны всего два варианта. Первый – сдать Луганск и Донецк киевским властям, полностью встать на сторону Киева, и помочь ему восстановить границу. По понятным причинам, этот вариант для нас неприемлемый. Второй вариант – признать существование Луганской и Донецкой народных республик, от чего Кремль до сих пор уклонялся.

Возможно, такое развитие событий нарушает логику Кремля и идет вразрез с интересами правящих российских группировок. Но в данной ситуации признать республики все же придется, – признать их право выстраивать собственные пограничные и таможенные службы, – и совместно налаживать пограничный контроль.

Это будет означать резкое ухудшение отношений Москвы и Киева и втягивание России в процесс поддержки Луганска и Донецка – как в экономической сфере, так и в военной.

«СП»: – Вы исключаете, что «окно» появилось при молчаливом согласии России?

– Я бы признал существование молчаливого согласия, если бы увидел, что Игоря Стрелкова в Славянске вооружают российским оружием. Или помогают – не напрямую – наладить производство пушек и танков непосредственно в Донбассе: там масса заводов, на которых такое производство можно оперативно развернуть.

Но Кремль, на мой взгляд, никакой реальной поддержки Донбассу не оказывает. Потоки российских добровольцев на Юго-Восток идут по собственным законам, которые Кремль не желает остановить, поскольку это вызовет крайне негативную реакцию в обществе.

«СП»: – О чем говорит тот факт, что ополченцам удалось выбить украинских пограничников?

– Я считаю, что в настроениях населения Донбасса в последнее время произошел перелом. Когда убивают столько земляков, в человеке неизбежно пробуждаются чувства патриотизма и жажды отмщения. На мой взгляд, после того, что уже случилось, сохранить современную Украину единой можно только в одном случае – если войска Юго-Востока придут в Галицию и не оставят там камня на камне. При любом другом исходе чувство неудовлетворенной мести будет накалять обстановку.

Еще месяц назад в Донецке ополченцев всерьез поддерживало около 20% жителей, сейчас – как минимум 80%. Наступает ситуация, когда уже никто не хочет договариваться, и все берутся за оружие. То же происходит в Луганской области.

«СП»: – «Окно» будет и дальше расширяться?

– Думаю, да. В Луганск и Донецк идет сейчас постоянный приток добровольцев, в то время как ресурсы Киева практически исчерпаны. Кроме того, в регионе все сильнее разрушается экономика, и ничто уже не удерживает шахтеров и сталеваров от того, чтобы взяться за оружие.

В этой ситуации я просто не представляю, как Киев может задавать Донецк и Луганск. Если ополченцы научатся еще и сбивать самолеты и вертолеты, которых у украинской армии немного (Стрелков сбил чуть ли не восьмую часть всех украинских вертолетов), Киеву будет просто нечем их одолеть.

 

– Донецкая и Луганская народные республики заявили о гуманитарной катастрофе, и попросили Россию гуманитарную помощь оказать, а Украина эту помощь пропускать отказалась, – считаетпрезидент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко. – Чтобы решить проблему, потребовалось открытие границы – что, собственно, и было сделано.

Брешь в границе свидетельствует о том, что баланс сил внутри Украины изменился. Украинские пограничники оказались не в состоянии контролировать границу, а украинская армия – не в состоянии им помочь. Это значит, что киевские силовики не имеют возможности свободно действовать в Донецкой и Луганской областях. Между тем, с точки зрения государства, контроль границы – одна из самых главных задач. Если в стране, в отдельных населенных пунктах, нет центральной власти – это, по большому счету, ее внутренняя проблема. Но если центральная власть не контролирует границу – это уже очень серьезная проблема, грозящая самыми непредсказуемыми последствиями.

«СП»: – После появления бреши в границе активность ополчения возрастет?

– Боевые действия на Украине уже активизировались. Прежде всего, действия активизировала украинская армия, начав широко применять боевую авиацию и развернув наступление на Красный Лиман. Со своей стороны активизировалось и ополчение: выбить с границы несколько погранотрядов – достаточно серьезное мероприятие.

На мой взгляд, война на Украине перешла в более напряженную фазу, и можно ожидать дальнейшей ее эскалации.

«СП»: – План урегулирования кризиса, который Петр Порошенко озвучит после инаугурации 7 июня, предполагает продление АТО еще на три месяца. Насколько активно будет Порошенко продолжать карательную операцию, снизится ли ее градус?

– Я не уверен, что после 7 июня градус понизится, но я так же не уверен, что у Порошенко есть шанс три месяца пробыть в кресле президента. Если события будут развиваться с такой же динамикой, как сейчас, через три месяца Порошенко, возможно, будет уже в эмиграции…

 

– После того, как Порошенко победил на президентских выборах, украинские олигархи решили помочь группировкам, воюющим против ополченцев, и попытались закрыть границу с Россией, – считает директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Это и вызвало ответные действия ополчения – демонтаж границы на значительном участке, поскольку без притока добровольцев – и, возможно, оружия – со стороны РФ положение Донбасса существенно ухудшится.

На мой взгляд, генерального влияния на расклад сил брешь в границе не оказывает. «Окна» в ней и прежде существовали, но они, насколько я понимаю, появлялись и исчезали. Сейчас брешь создана на, так сказать, системном уровне – в виде пространства, которое полностью зачищено от украинских пограничников…

Фото: Коммерсантъ/Александр Чиженок.